Письмо студента-христианина к профессору-неверующему После случайной беседы в автобусе о проблемах безнравственности

Уважаемый коллега!

Вопросы, поднятые Вами в беседе о проблемах безнравственного поведения молодежи в современном обществе, весьма актуальны.  Как воспитать молодежь в духе высокой культуры, привить любовь к Родине, сделать их достойными гражданами своей страны? На мой взгляд, это есть высшая цель всякого педагога и учителя и достижение ее, хотя бы частично, – осуществление жизненной задачи всякого, кто вышел за преподавательскую кафедру.

Я, как гражданин, болеющий о проблемах общества, хочу поделиться с Вами некоторыми своими рассуждениями на этот счет. На мой взгляд, следует обратить внимание на следующие вещи.

Все проблемы безнравственности, всевластия денег, засилья сексуальной пропаганды СМИ, коррупции во власти есть ни что иное, как результаты отсутствия духовных ориентиров в жизни общества и отдельно взятых его членов. Причем понятие «духовные ориентиры» я использую здесь в несколько своеобразном значении. Духовные ориентиры, по-моему, есть те принципы и законы, которые вполне объясняют человеку смысл его существования на этом свете. Мы склонны считать «духовностью» произведения искусства, культуры, литературы. Но это лишь промежуточные, вторичные явления, в свою меру отражающие смысл существования человека. Человек жаждет смысла, это – его насущнейшая нужда, в этом отношении В. Франкл для меня безусловный авторитет. Представим себе приговоренного к смерти преступника, ожидающего час своей кончины. Будут ли для него иметь значение воззвания быть порядочным, чистоплотным, приветливым и нравственным? Все воззвания, не отвечающие на его главную нужду – миновать своей участи быть приговоренным? Да, он может повиноваться из страха боли перед поркой или перед иным наказанием, но он не сделается добрым в душе своей, поскольку над ним, как меч Дамоклов, висит постоянная мысль о бессмысленности всякого нравственного движения ввиду близкой кончины, ставящей точку в любых делах. Для такового человека единственным значимым словом, действительно влияющим на его нравственный облик, будет слово об изменении его судьбы, о пересмотре приговора и продлении жизни.

Пример этот я привожу для того, чтобы сказать, что граждане нашей страны никогда не будут порядочными и честными до тех пор, пока ответ о смысле жизни, о смысле существования их как людей, не будет прояснен. Впрочем, это относится не только к россиянам, а и ко всем людям. Причем, смысл этот выходит за грани нашего земного бытия. На мой взгляд, бытие человека укоренено в вечности, и именно туда тянется «нить Ариадны», приводящая к подлинному решению всех проблем. Я не боюсь показаться старомодным, провозглашая религиозные идеи, поэтому смело цитирую Блаженного Августина, обращавшегося в своей «Исповеди» к Богу: «Ты создал нас (людей) для себя, и наши души мятутся до тех пор, пока не успокоятся в Тебе». Если мы имеем своей целью открыть в человеке добрые качества и сделать их обязательной привычкой, следует вспомнить, что человек – это «образ Божий», обезображенный отступлением от Него. Именно к этому образу и следует восходить во всей педагогической работе.

Мне кажется, что мы зачастую  напоминаем себе персонажей из Платоновой пещеры, сидящих спинами к выходу, наблюдающих тени проходящих существ на противоположной стене, пытающихся построить картину реальности из интерпретации увиденных отражений. Все принципы нравственности и добра, заявленные человечеством – это всего лишь отражения некой иной реальности, существующей как естественное бытие вещей, но утраченной, превращенной в недостижимый мифический идеал, положенный как предмет, к которому нужно стремиться. Множество философских систем, безусловно, внесших свой вклад в развитие мировой мысли и обогативших ее, ныне покоятся на свалке истории по причине морального устаревания и утраты актуальности. Их картины мира вызывают улыбку. Их истолкование бытия устарело. Их нравственные нормы примитивны. Вся беда в том, что составлены они исходя из способности человеческой к «толкованию теней» и не желания (или не способности) обратиться к тем предметам и существам, которые отбрасывали тени. Недавно вышедший фильм Мела Гибсона «Апокалипсис» – прекрасная иллюстрация краха язычества, профанировавшего назначение человеческой личности, отвернувшейся от истинной Реальности.

Прояснение «образа Божьего» в человеке не должно ли обратить наш взор к Первообразу? К Богу? Не кажется ли, что слова Ф. Достоевского, вложенные в уста Родиона Раскольникова «Если Бога нет, значит все дозволено», есть ключ к проблемам безнравственности? У безбожного человека все безнравственно. Христос не зря говорил фарисеям «Как вы можете говорить доброе, будучи злы? Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое…». Таким образом, истинная нравственность оказывается тождественной чистоте сердечной (которая есть обретенная богообразность), так как внутреннее «вполне» определяет «внешнее». Как показать людям проблему с этой стороны, вот вопрос!

Уважаемый коллега! Прошу простить мне мои сбивчивые рассуждения! Видит Бог, пишу от чистого сердца. А в общем, спасибо за беседу и за то, что еще раз побудили к размышлениям.

С искренним уважением, студент Кубанского евангельского христианского университета, убежденный христианин.

Владимир Ворожцов ©

 

Запись опубликована в рубрике Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.